Сад кровавых шипов

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сад кровавых шиповПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 29 июля 2018 г.
Тест: ~Та, что мне не принадлежит ~[Сборник] Второй шанс - Мне... vfif1234 07:50:24
­Тест: ~Та, что мне не принадлежит ~[Сборник]
Второй шанс


- Мне нравится твое сердце
- О, это так странно, но мне приятно
- Оно будет красиво смотреться в моей банке
(с) из собственных сочинялок

кто связан с героем, можно догадаться
Когда ты еще маленький, то жизнь кажется тебе такой долгой и неограниченной, волшебной, но лишь десяток лет спустя ты понимаешь, какой короткой и быстрой она может быть. Какой ужасной и пугающей она может показаться. Подумать только – всего шаг, ничтожный миг – и ты умер, тебя нет. Умирает человек, исчезает его голос, тело, мысли, душа. И только в самой крепкой, самой любящей памяти он живет, радуется и мыслит. Только в памяти он и существует…
Снова она пришла и принесла букет белоснежных, как снег, роз. Она опускается возле серого холодного камня, садится на маленькую скамейку, сделанную специально для нее. Руки в перчатках сжимают тонкие ветви, голова опускается, а черная вуаль скрывает ее ото всех. Теперь ее действительно нет, она исчезла для этого мира, теперь она живет только в подлунной стране с тем, чье имя начертано на сером камне.
Дорогая, мертвых не принято оплакивать всю жизнь…
Сколько раз он пытался поговорить с ней на эту тему, но видел лишь горечь, тяжелую, черную и неотделимую. Горечь изъела ее черты, когда-то такие красивые, полные жизни, выжгла яркий блеск глаз, оставив призрачную тень грусти.
Да он умер, и это больно. Но пойми – мы живы, и нам надо продолжать жить…
Она горько смеется и отворачивается, не принимая его слова. Приходится опустить руки и упереться взглядом в пол, не зная, что еще сказать, что сделать. Проходя мимо нее, он невольно смотрит на зеркало, занавешенное белой простыней. Какое-то странное чувство порывает ее схватить этот кусок ткани и сбросить его. С пыльного отражения на него смотрит грустный, усталый юноша – золотистые волосы светлым ореолом обвивают мужественное лицо, под тонкими бровями блестят зеленые, как весенняя листва, глаза. Да, он красив и благороден, и честен, и умен, но она не видит этого. Ей нужен ее серебряный рыцарь, под чьими длинными пальцами пробуждается нежная, трогающая сердца, мелодия.
А ведь они, как не странно, похожи с ее избранником – оба вспыльчивы, владеют оружием, оба благородны и красноречивы, и свято чтим правила. Даже наши имена звучат почти одинаково.
Смешно, не так ли, милая? Я, как он, только глаза мои не утреннего света, а волосы не отливают серебром. Пусть я не музыкант, как он, пусть я моя душа кажется более прозаичной, а натура грубой, но поверь я не такой. Я тоже могу быть нежным.
- Вы любите музыку? – спросила она, открывая крышку фортепьяно, впервые за последние наши встречи.
- Да, - он присел рядом, - особенно Бетховен.
- Бетховен? – ее тонкие пальчики замирают над клавишами, - как странно, мне казалось, вам нравится что-то веселое, бравое, может, даже резкое.
Ты считаешь меня бездушным и грубым рыцарем? Что же, я разуверю тебя.
Недолго думая, он подсаживается к ней и неловко, несколько торопливо начинает играть. Пальцы бегают по черно-белым зубьям, он стискивает зубы от напряжения. Мелодия простая, ее легко выучить, но он ведь новичок в этом деле. Она удивленно смотрит на него и на минуту ее черты пробуждаются, сбрасывают тень с лица, проникаются жизнью и чувствами. И в этот миг он был готов вырвать свое сердце и отдать его ей.
- У вас неплохо получается, - одобрила она, прикрыв крышку, когда он кончил играть. – И все же, что же вас побудило к такому подвигу?
Ироничная улыбка пробегает по ее губам, но тотчас тает, едва он дает ответ:
- Вы, мисс (Твое имя), только вы побуждаете меня к таким отчаянным подвигам. И, позвольте мне сказать, я счастлив, исполняя их.
- О! Вы…Я…- она только качает головой, вконец потерявшись в собственных чувствах. Любовь к серебряному рыцарю, к ее прекрасному возлюбленному, в чьих глубоких лазурных очах она безвольно тонула, еще не угасла, пусть и накрылась вуалью печали. Но теперь появился тот, кто решительным образом вырвал ее из объятий мрака, рожденных опечаленным сознанием, и вывел к ослепляющему свету жизни. Кто постоянно упрекал ее в бесчувственности, кто пытался сказать ей: «Ты прекрасна». Хотя таковой она уже не была. Зеленая листва глаз породила пылкий румянец на ее щеках, а окоченевшие мысли начали привычное движение.
- Простите! Простите! – наконец говорит (Твое имя), - я…боюсь еще рано, я не могу так легко ответить на ваши чувства….я…
- А я и не прошу ответа, - он кладет ладонь на ее дрожащие пальцы, - просто позвольте быть рядом с вами.
- Конечно, мой милый рыцарь чести, Эдвард Мидлфорд.
­­

Оставить свои пожелания, высказать недовольство или дать совет - решать вам - вы можете здесь ---> http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e32
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-105.html

Категории: Темный дворецкий
Прoкoммeнтировaть
суббота, 28 июля 2018 г.
Тест: • [Сall me crazy] - Creepypasta two; Chess master Амнезия Этот... vfif1234 13:02:30
­Тест: • [Сall me crazy] - Creepypasta
two;


Chess master


Амнезия


­­


Этот год был для нее тяжелее всех других. Всех вместе взятых. Проблемы скатывались на ее маленькие плечи одна за другой и казалось им нет конца: увольнение с одной работы, затем долгие поиски новой, и на другой - понижение. Вечные ссоры родителей, доходившие до избиения. Проблемы в личной жизни и в отношениях. Предательство, измена, подстава - все это привело ее измученный организм к бессоннице, потере аппетита и слабому иммунитету. Она часто болела, посещала врачей, пока не дошла до психотерапевта. Он назначил ей пить снотворное, к которому она быстро привыкла и антидепрессанты, которые вызвали не меньшее привыкание к ним.
И вот однажды сев за руль своей поцарапанной иномарки, она двинулась на очередной прием к психологу. Но выпив через чур большую дозу снотворного ночью, она уснула прямо на ходу. Грузовик не справившись с управлением, не успел затормозить, врезавшись в ее старую "Мазду".


***


В светлой комнате, посреди шахматной доской изложенного пола, стоял простой деревянный стол. На фоне белых стен, он выглядел примитивно. Но за ним, весьма удобно утроилась человеческая фигура. Словно в долгом ожидании, она подпирала голову кулаком и постепенно принимала очертания. И спустя пару сотен минут, за столом уже вальяжно расселся раздвоенный молодой человек. Строгая линия, поделила его тело пополам, разделив на черное и белое: словно Инь и Янь. Такой человек мог разве что присниться или появиться в фантастическом кино. Но было ощущение, что все это происходит с тобой на самом деле и странный парень реален.
Неожиданно, двуликий поднялся из-за стола и протянул тебе руку:
- Сыграть не хочешь?
Ты окаменела и была не в силах пошевелить конечностями. Это было похоже на сонный паралич: ты вокруг все прекрасно видишь и вроде бы даже чувствуешь, но тело твое приковано к кровати, оно не может пошевелиться. И тогда наступает самое страшное: галлюцинации.
Молодой человек сделал шаг в твою сторону. Медленно. Затем второй. Он никуда не спешил, словно двигался в замедленной съемке. Ты пожелала, что бы сновидение исчезло чем скорей, но оно имело свои планы на этот вечер.
- Здравствуй, - тихо сказал он и опустился перед тобой на колено. И только теперь ты заметила, что до сих пор сидишь на полу.
- [Т.И.] - он позвал тебя по имени и ты, неожиданно для себя ответила : - . , {censored}что еще один его вопрос, и ты вспомнишь, кто он такой.
- Мы знакомы? - глупый вопрос. Скорей всего. Он ведь позвал тебя по имени и сам не представился. Стало быть, вы знакомы.
Молодой человек аккуратно взял твою руку и поднял тебя с пола, который превратился в огромную шахматную доску. Все тем же медленным шагом, он направился к допотопному столу и сначала усадил за него тебя, затем присел сам. По щелчку его пальцев, на столе появились шахматные фигуры и доска. Они сами разбежались по своим клеткам и застыли в ожидании.
- Я давно хотел сыграть с тобой, милая леди, - его голос заставлял чувствовать блаженный покой. Тихий, спокойный тенор. Испытывая наслаждение, на миг, сердце замерло у тебя груди.
- Тогда сыграем, - тебе не хотелось что бы шахматист ушел и этот светлый мир исчез, поэтому не раздумывая, ты дала согласие на его предложение.
Здесь был покой. Везде. Повсюду. Сказочный покой и внутренняя чистота.
Сделав первый ход белоснежным конем, шахматист принялся сверлить тебя взглядом:
- Твоя очередь.
Ты еще долго всматривалась в игральные фигуры, словно первый раз их видела. На тебя нашло оцепенение, но оно длилось не долго: не подчиняясь телу, рука осторожно поднялась над игрой и указательный палец двинул пешку на две клетки вперед, подставляясь коню. Шахматист усмехнулся и сбил твою фигуру. Пешка полетела на шахматный пол и разлетелась на мелкие кусочки. Звук разбивающегося стекла, вернул тебя в прежнее состояние. Ты опустила взгляд на пол и увила разбитую вдребезги пешку.
- А сколько времени? - неясно спросила ты.
Человек наклонил голову на бок, изображая недоумение:
- Что за вопросы?
- У меня пропали часы. Они ведь были у меня на руке... - ты подняла ладони вверх демонстрируя худые запястья.
Шахматист вновь усмехнулся.
- Времени? Забудь. Его просто не существует. Вы все спрашиваете одно и то же...
Ты хотела было спросить, кто эти "все", но язык попридержала. Покой сменился растерянностью.
- Тебе ведь хорошо здесь?
- Наверное.
- Это главное. Поэтому не задавай глупые вопросы, ведь скоро ты и так от сюда уйдешь. Разве не лучше наслаждаться моментом?
- Почему? Куда я уйду? - ты заметно заволновалась, - а я разве не могу остаться?
Молодой человек оскалился и двинул хрустального коня дальше. Ты пыталась было собраться с мыслями, но из головы не хотели выходить его слова об уходе. Не думая, ты двинула еще одну пешку вперед и тут же подставила под удар другую. Опытный игрок тут же сделал ответный ход и заставил тебя сделать то же самое. Без размышлений.
Потолок уже казался серым, да и стены были уже не такими белоснежными как прежде. Вспомнить все - вот какая теперь у тебя была задача. Но почему она такая не выполнимая? Сложно было вспомнить даже свое имя, которое уже было названо.
Палец не раздумывая двинул ферзя строго по линии вверх и подставил себя под очередной удар.
Снова громкий удар пронизывающий голову насквозь. Она принялась болеть с новой силой.
Рассматривая шахматное поле, двуликий шахматист подставил под удар свою пешку, но она не была сбита. Вместо боя, ты выбрала свободный ход дамой и направилась ею к стенке из пешек. Молодой человек впервые изобразил на лице раздумье.
- Зачем мы играем? - вновь странный вопрос. Но и он не остался без ответа.
- Ты задаешь слишком много вопросов, милая, - нервно пробубнил грандмастер стуча пальцами по доске и тут же, он заставил обратить твое внимание на фигуры: они изменились. На белой даме, ты увидела знакомое лицо. Ты всеми силами пыталась вспомнить, где его прежде видела. И как только ты опустила взгляд на пол взглянуть на разбитые фигуры, ты увидела это лицо в отражении стекол. И сразу же поняла: это ты. На даме твое лицо. Но почему?
Заметив твою растерянность, молодой шахматист заулыбался:
- Это игра на жизнь.
Ты неосознанно покачала головой, до сих пор не понимая, что происходит.
- Выиграешь у меня - выживешь, а если проиграешь...
Ты затаила дыхание. От его слов, по телу пробежала дрожь. Ты пыталась ловить его взгляд, но он уходил. Ты старалась понять суть всех его слов, которые до тебя с трудом доходили, но не могла. Голова жутко болела и мешала мыслить.
- ... ну тут я думаю, ты знаешь, - он закончил фразу подмигиванием глаза. Его рука двинула очередную фигуру и наконец-таки дождалась твоего боя.
- Но ведь мне здесь так хорошо... Я не хочу уходить... - ты впала в очередную апатию.
Черный ферзь толкнул белого коня и тот с треском упал на пол, подарив тебе очередную пронзительную боль в висках.
- Я хочу остаться, - ты еще до конца не поминала, почему так жаждешь этого. Но ты вступила в бой. Не ты решила это, а душа.
И тогда началась настоящая схватка. Схватка за саму жизнь.
Билось стекло, гремела голова. На доске оставалось все меньше и меньше фигур. Но ты не унывала и почему-то была уверена, что все должно случиться так, как ты хочешь. Все будет хорошо. И когда белый король подвергся удару твоей черной королевы, шахматист впервые за время игры перевел на тебя взгляд. Его лицо перекосило недоумение и он неожиданно для тебя, ударил кулаком по шахматному полю. В одно мгновение, все вокруг рассыпалось в пыль: и старый стол и белоснежные стены. Все исчезло и погрузилось во мрак.
- Шах и мат, - апатично произнесла ты глядя сквозь грандмастера. Он словно обожженный вскочил из-за стола. Его взгляд сверлил уже не тебя, он проигравше смотрел в пол. Медленно, он развернулся на пятках и встал к тебе спиной, как будто ненависть мешала ему ответить на твой взгляд.
- Я останусь? - тихо спросила ты, но юный шахматист отвернулся и ступил прочь. В тень. Ты подняла руку, дабы остановить его, но его след в миг простыл.
- Нет,- донеслось из темноты.
Ты осталась одна посреди мрака. Но не долго. Постепенно, чернота рассеивалась и ты закрыв глаза от страха, открыла их уже наяву.
Какой же для тебя был шок, когда ты проснулась и вновь увидела белые стены, но это были уже не те, которые окружали шахматный пол... Ты моргнула и повернула голову в левый бок. За большим окном, был виден больничный двор. Тогда, хлопая ресницами, ты повернулась на правый и на тумбочке увидела белую хрустальную королеву. Фигура придерживала собой клочок бумаги, похожий на записку.
Сжав несильно несколько раз кулаки, ты проверила что руки на месте и они работают. Дрожащими пальцами ты взяла листок и раскрыв его прочитала:
<<...но ты можешь вернуться сюда.>>
Теперь ты понимала где находишься, но не помнишь, кто ты и что произошло с самого твоего начала, до того, как ты распахнула веки в палате с мягкими стенами.
Ты выбрала жизнь. Не зная какую, но ты выбрала ее.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-150.html

Категории: Крипипаста
Прoкoммeнтировaть
четверг, 5 июля 2018 г.
Тест: Вернется |сборник| Yato/Noragami It has a bit of rosemary. In... vfif1234 12:48:04
­Тест: Вернется |сборник|
Yato/Noragami


­­


It has a bit of rosemary. In the language of flowers, rosemary equates to rememrance...Suits me now, doesn`t it?


Сколько времени ты уже бродишь по миру?
Сколько времени с тех пор, как вы расстались?
А сколько вы были знакомы? Тысяча лет. Нет, меньше.
На самом деле, период достаточно длительный для такой, как ты.
Для богини, возникшей от злого желания - даже не вспомнить какого именно. Для ками, что просто отреклась от того, для чего пришла на Близкие Берега, от своей сущности, от самой себя. Возможно, этого всего можно было избежать, смирись ты со своей ролью среди богов. Ты бы была известней, чем Аматэрасу, так как твоя сущность была создана для деяний, что поистине внушали страх и ужас в сердца людей. А жестоких богов не забывают. Но данная темными желаниями смертных сила просто исчезла со временем - потрачена на поддержание своей жизни.
Жизнь, что постепенно угасала. Как и цвета вокруг тебя. Как память. А так хотелось дожить до того момента, когда Ято-ками осуществит свою мечту, чтобы увидеть живое доказательство: все возможно, просто стоит приложить усилия. А то, что ты рассыпаешься, забытая людьми - вполне твоя вина.
На бледной коже появились трещины, будто ты и вправду была прекрасной фарфоровой куклой в человеческий рост. Что же, всему приходит конец.
Не чувствуя своего тела, боли - ничего, теряя самое ценное - воспоминания, пытаясь выхватить их из темной бездны, где они исчезали, последнее, что ты сделала, так это положила на ветер тихие слова, прося ветры Фудзина побыть курьером для забытой богини.
И рассыпалась сиреневыми маленькими цветками.


­­


"Не забуду твои глаза".
Ято, услышав знакомый голос, звучавший на удивление тихо, призрачно, обернулся. На пороге дома Кофуку никого не было, хотя с замиранием сердца парень ожидал, надеялся увидеть там одну удивительную молодую особу. Красивые и приятные для бога слова шли ниоткуда, из пустоты. Но проверить стоило.
Во дворе богиня нищеты возилась со своими цветами, которые потом все равно завянут от ее заботы. Кроме этого Ято не увидел никого, как бы он не приглядывался.
-Яточка! - отметила его присутсвие Кофуку, также удивляясь серьезности и тихой надежды на лице.- А что случилось?
"Яточка" разочарованно вздохнул, снова примеряя свой беззаботный вид:
-Показалось, что (Имя) уже вернулась.
Богиня, что прикрывалась именем Ибису, понятливо закивала.
-Яточка так любит (Имя), вплоть до снов с ее участием, - и запрыгала около бога, сложив ладошки и радостно смеясь.
Бог войны покраснел, тайком оглядываясь вокруг - радуясь, что (Имя) здесь нет и она не видит данной компрометирующей картины. А то с нее станет помучить его потом. И так достаточно того, что при любом случае она загоняет его в краску, наслаждаясь таким моральным издевательствам. Полностью оправдывая свой титул.
-Не волнуйся, Яточка, она скоро вернется. - заверила его девушка.
Ято окружил чистый и горьковатый запах свежескошенной травы и мяты - такой теплый, уютный, дорогой. И легкий знакомый смех, вызвавший табун мурашек по коже.
-А ты не забывай меня, хорошо?
Розововолосая девушка уронила лейку, завороженно и немного испуганно наблюдая за поднявшимся ветром, что крутился вокруг ее друга.


­­



History: [богиня Мук, Страданий и Разрушения. Поистине порождение темных желаний, когда плененный фантомом человек не желает легкой смерти другому - а долгой и наполненной боли жизни. Сколько людей прячут это желание глубоко-глубоко, даже не желая озвучивать его. Впрочем, нашлись и такие, которые обращались к богам - создавали себе богов. И так иронично, что родившаяся богиня была прекрасная в своем отвратительном могуществе. Да, натура садистки взращивалась в тебе с детства; тысячелетия назад люди создавали простые но многочисленные идолы - безликие, страшные - для тебя. Пока ты не оставила это дело, устав от криков и потеряв друга - свое Орудие. Все-таки такую ужасную работу выполнять могут только боги, которые не имеют понятий "добро" / "зло". Тем более смертные и сами научились пытать друг друга - им не нужно было обращаться к богам. В лучшие времена могла уничтожать огромные площади просто своим присутствием, из-за чего не слишком любимая другими - мало кто имел способности, чтобы бороться с таким бедствием. Последние 500 лет начала гаснуть, поскольку заканчивались силы, и существование свое поддерживать не могла. За два месяца до встречи Ято с Хиери ушла, сказав, что не на долго - чувствуя, что сил уже просто нет, не желая огорчать парня зрелищем исчезающей богини.]

Ято: [После очередной резни бог войны, уставший, остановился близ какого-то поселения. Получил по лицу мокрым полотенцем - это ты так предлагала свою помощь и божественную дружбу. Что же поделаешь, если сущность желает сделать хоть и маленькую, но гадость. Ято со своими холодными голубыми глазами не испугал тебя, а наоборот - завлек. Так что на тот момент он получил убежище и приятную компанию. Жестокий бог маленько удивился, когда проснулся от того, что было очень жарко - а причиной была красавица под боком в потрепанном, но удивительно чистом и богатом кимоно. Такая ситуация была в новинку. Впрочем, оба получали удовольствие от этой и подобных ей: привыкшие к тому, что вас обходят, презирают и боятся, два одиночества встретились и нашли утешение друг в друге. И скоро Ято-ками и сам не стеснялся влезать в личное пространство твоей личности. К тому моменту, как понял, что это становится ... соблазнительно опасным. Потому что близость порождала желание и страсть, которые выводили божество из равновесия. Медленно отвергая прошлое, вы вместе двигались в будущее, даже если отказ выполнять темные желания и не нес ничего хорошего двум богам.
Бишамон сообщит ему о потере, что заставит Ято бросить все силы на поиски способа вернуть забытую богиню.]

Бишамон: [Богиня-защитница появилась века назад перед тобой во всей своей боевой красе с требованием не вредить людям и не потакать их злым желаниям, с твердым решением заставить силой. Но, на удивление, ты легко согласилась покинуть пост богини Разрушения. Биша подумала, что ты шутишь, и напала. Впрочем приблизиться ей не удалось - аура страдания ломала стойких. Светловолосая богиня была хорошей - ты это видела, храброй и заботилась о людях, как и положено ками. Поэтому не симпатизировать ей было нельзя. Вот почему ты и опустилась к клятвенным обещаниям, поражая одну из семи богов удачи несоответствием твоего дьявольского образа, что оброс слухами, и суровой реальности. Позже Бишамон будет встречать тебя чаще, пригласит на священные источники, на чайную церемонию. Привяжется и будет считать подругой. Она знала, что ты общаешься с Ято, уважала твое нежелание разоблачать его, и ужасно жалела, что это разрушает вашу дружбу. Но ты была спокойна, и она смирилась. Первая, кто узнает о твоей смерти - розмариновый куст у старого идола и шепот ветров скажут ей это. Винит себя, потому что сама уговорила тебя покинуть выгодный пост богини Страданий и Разрушения.]

Кофуку: [Как вы с этой богиней познакомились - загадка. Хотя Дайкоку говорил что-то вроде "рыбак рыбака видит издалека". Ваша дружба - настоящая катастрофа для окружающей среды. Богиня нищеты сама по себе вызывает одни беды вокруг, а рядом с тобой это приобретало стихийного масштаба. Хотя самых вас не задевало. Поэтому для тебя такая дружба была безопасной, как и для Кофуку. А высшие боги могут говорить что угодно - троица "Ято-Бишамон- (Имя)" пользы человечеству все-таки принесла больше, чем разрушений.]


­­


­­Меня очень интересует твое мнение. Тут больше историй - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml
­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-883.html

Категории: Норагами
Прoкoммeнтировaть
пятница, 29 июня 2018 г.
Тест: Продам чувства, недорого (Сборный) Спасибо, что ты есть Наступил... vfif1234 03:50:34
­Тест: Продам чувства, недорого (Сборный)
Спасибо, что ты есть


Наступил май. Начались сильные, заливные дожди, не знающие конца. Прозрачные пули барабанили по стеклу и крыше, отбивая природный ритм. Черная земля, недавно одевшая пеструю зеленую шубку, стала мягкой, как каша. Стоит только осторожно ступить – и вот она с громким чавканьем поглотит тебя. Осталось нарисовать черное, пурпурное небо, усеянное свинцовыми тучами, белоснежные стрелы – молнии, бьющие землю, и тяжелые раскаты грома. Однако Академия Латвидж переживала и не такие бурные выражения природы. А мне такая погода только нравилась – яркие, заливистые солнечные дни отчего-то водили меня в усталость и сонливость.
Расположившись между тяжелыми деревянными полками, уставленными пухлыми, темными книгами в толстеньких гладких, пусть и истертых переплетах, я раскрыла одну из них. Желтые странницы приятно хрустели, а сладкий запах пыли успокаивал, придавал особую, тайную атмосферу. Я откинулась на стены шкафа, вытянула с наслаждением затекшие ноги и принялась читать. Алые и черные буквы пестрели в полутьме библиотеки. Вчитываясь в текст, вдыхая аромат старых книг и просто увлекшись жизнью героев, сошедших с желтых странниц, я не заметила, как пришел Элиот. Он, как оказалось, несколько раз звал меня.
- Хватит читать! – он проворно выхватил книгу и чуть ли не отбросил его. Я же спокойно посмотрела на него: аккуратные, красивые и благородные черты выходца дома Найтреев перекосились от гнева и сердитости, а глаза метали молнии.
- Что-то случилось? – с невинным видом спросила я.
- Случилось! Ты обещала прийти! – он стиснул мои ладони, - почему ты не явилась? Ты представляешь, чего только я не надумал, рассуждая, почему тебя нет?
- Прости, - взмолилась я, высвобождая ладони и обнимая его, - я забыла. Конечно, я хотела прийти, но так зачиталась. Понимаешь, ну такая интересная история…
- Тебе твои вымыслы важнее меня, - с досадой пробормотал Элиот, обнимая меня в ответ. – Ради них бросаешь меня…
- Ты не прав. С книгами, - тут я хитро улыбаюсь и поднимаю голову, смотря на него в упор, - нельзя сделать вот так, например.
Я поднялась на носочки и осторожно прикоснулась к его губам, это не поцелуй, а просто нежное касание. Он вздрагивает, краснеет, и, пряча довольный взгляд, с деланным видом бурчит:
- Как тебе не стыдно, постеснялась бы…
- Чего? Боишься, что нас увидят, так здесь никого (ну, кроме Лео, да и он канул между книжными пространствами).
- Нет. – Элиот краснеет еще сильнее, - что до сих пор боишься целовать меня вот так!
Он прижимает меня к стеллажам и крепко целует, пока губы не припухают и начинают болеть. Пусть твердят, что он холоден и высокомерен, пусть твердят, что нагл и самодоволен, но я знаю, что это только слухи. Элиот не такой. Он бывает и нежным, и вспыльчивым, и страстным. Но самое главное, он всегда честен и смел, никогда не убегает от опасности и готов защищать до последнего то, что ему принадлежит. Он всячески заботиться обо мне, учит играть на фортепьяно, правильно держать шпагу – позже Лео сказал мне, что это не проявление заботы, он просто хочет, чтобы я больше времени проводила вместе с ним. И пусть так, главное, что мы вместе.
Наконец, дожди кончились. Наступила жара, из-за черных туч выкатился желтый колобок и бросил на земляное болото золото лучей. Вскоре все подсохло, распустились анютины глазки, раскрыли пышные подолы астры, зазвенели колокольчики. Мы с Элиотом сидели около старой, покосившейся и заросшейся плющом беседки. Приложившись к пожелтевший колоне, я читала его любимую книгу, а он, положив голову на колени, слушал. Изредка Элиот прерывал чтение, чтобы поправить цветок в моих волосах или говорил что-то:
- Давай сегодня потренируемся, - вдруг сказал он, отнимая книгу.
- Опять? Может, завтра?
- И почему ты так не любишь фехтование, это же интересно, - он покраснел и добавил, - и там мы будем только вдвоем.
- А сейчас мы не вдвоем? Нас здесь много, - съязвила я. Элиот только сильнее покраснел, а затем, отвернувшись, поудобнее расположился на моих коленях. Я принялась читать. Вскоре, если судить по сопению, он уснул: седое кружево ресниц осторожно подрагивало на бледном лице, серебристо-пшеничны­й шлем волос разметался на моих коленях, а губы чуть приоткрыты. Мой милый рыцарь, храбрый и отчаянный, готовый сражаться до последней капли крови, ради того, чтобы защитить честь и жизни. И отчего я его так люблю?
В первый раз, когда мы познакомились, он показался мне странным, загадочным. Хмурый и угрюмый, вечно сердитый и отстраненный юноша, вот что шептали за его спиной. «Его семья помогала Баскервилям», «сын предателя» … Элиот, если ты узнаешь правду, то примешь ли меня. Я практически принадлежу той семье, что опорочила твою честь, той семье, что закрасила весь город в красный, что погубила несколько жизней, и сейчас про них ходят самые ужасные слухи. Когда мне станет восемнадцать, то я окончательно и бесповоротно войду в семью Баскервилей, и это не обсуждалось. Так решили родители, чьи потомки служили Баскервилям еще до Сабрийской трагедии. Если честно, то я и сама не против, поскольку они мне нравятся, несмотря на эти ужасные слухи. Я лично знакома с несколькими Баскервилями и могу сказать, что большинство доводов про них совершенно неверны.
Элиот, ты простишь меня? Сможешь ли полюбить?
Белый конверт врезался в макушку. Я тотчас обернулась, но никого не заметила, видно, отправитель успел убежать. Достав конверт, я быстро раскрыла его и принялась читать. Все пять слов: «жду в беседке сегодня вечером». И почерк, и запах, исходящей от белоснежного куска бумаги, были мне знакомы. Увы, очень хорошо знакомы. Все внутри меня похолодело, казалось, сердце застыло на несколько секунд, чтобы снова забиться от страха. Руки задрожали.
- Что –то случилось? – Элиот проснулся, - ты вся бледная.
- Нет. Ничего, просто немного устала. – Я слабо улыбнулась, но он, кажется, не поверил, хотя и сделал вид…
Вечером я выскользнула из своей комнаты, выбросив импровизированный канат из полотенец и постельного белья, затем направилась к старой беседке, еще не развалившейся, как та, где мы были с Элиотом, но уже пожелтевшей, плачущей осыпающейся штукатуркой. В его тени стояла одинокая темная фигура. Едва я появилась, как фигура вскочила и направилась ко мне.
- (Твое имя), наконец! Я нашел тебя! – теплые руки прижали меня к сильному телу, я и слова сказать не успела, как почувствовала горячие губы на своей макушке.
- Прекрати! – я резко вырвалась, разрывая контакт с ним. Он – это Алекс Рейди, граф, потомок знаменитого рыцаря и художника в одном лице, а еще такой член семьи Баскервилей.
- Это не похоже на тебя, ты совсем изменилась. Неужели не помнишь? – он улыбнулся, и на щеках появились мягкие розовые ямочки. Нет, я все помню. Нам было девять лет, когда мы встретились впервые, десять, когда стали неразлучными крепкими друзьями и тринадцать, когда я дала обещание стать его суженой. Это было простое, по детски-наивное обещание, но для него и для меня оно было особенным. Так считала я, пока не встретила белого рыцаря с серо-голубыми глазами.
- Я помню, Алекс, - безрадостно ответила я, резко отходя назад, когда он снова сделал попытку обнять меня.
- Ты в порядке? Что-то случилось? Тебя кто-то обидел? – он ласково коснулся моих ладоней. Его глаза – светло-зеленые, как молодая листва, светились любовью и нежностью. Мои были переполнены горечью.
- Не надо, Алекс, - он сделал попытку поцеловать меня, но я только оттолкнула его. – Пожалуйста, не прикасайся ко мне.
Сердце разрывалась от боли. Я больше не любила его, да и любила ли. Стоит ли называть любовью трепетную детскую симпатию? Боюсь, что нет. Для меня это было, пожалуй, влюбленностью, подражанием взрослым. А для него похоже все было по-настоящему. «Ты поступаешь неправильно», - сказал внутренний голос, - «подумай, Алекс любит тебя, он хорошо знает тебя и твои привычки». Но Элиот тоже любит меня, - возразила я. «Элиот не знает, что ты будущая Баскервиль», - ответил голос, - «интересно будет ли он любить тебя, после всего, что случится?».
Голос был прав. Есть Алекс, милый, добрый Алекс с розовыми ямочками на щеках и горящими зелеными глазами. Есть Элиот, вспыльчивый юноша с мечом наперевес, с голубыми глазами, с добрым сердцем. Трудный выбор? Нет, совершенно не трудный, ведь все ясно. Элиот может не простить меня, может бросить, уйти, несмотря на слезы и мольбы. Он очень горд и всячески пытается восстановить честь семьи, а общение с такой, как я, не приведет к хорошему. Другое дело Алекс, он честен, он открыт, он прекрасно знает меня и примет. Даже сейчас, не смотря на мою холодность и резкость, он все равно продолжает смотреть на меня с лаской и нежностью. Думаю, все уже решилось самим собой.
Прости, Элиот, но я люблю тебя и потому… останусь с тобой до конца, даже, если ты не примешь меня. Даже, если оттолкнешь, посмотришь с презрением, назовешь предательницей, я буду с тобой, обязательно.
- Прости, Алекс. Но нам не быть вместе, - с этими словами я рванула вперед, оставив его позади. Он не пытался мне помешать, остановить, только смотрел, поскольку я чувствовала проницательный, не враждебный, как не странно, а добрый, любящий взгляд. Бедный Алекс, как ты будешь мучиться! Я вбежала по ступенькам на второй этаж, где располагались комнаты юношей. Найдя знакомую дверь, я с силой раскрыла ее и вбежала внутрь. Элиот сидел на кровати и читал любимую книгу, соседняя кровать, к счастью, пустовала. Запыхавшись и раскрасневшись, я кинулась Элиоту на шею. Он вздрогнул и, как мне показалось, покраснел.
- Совсем стыд потеряла, садиться мне на колени! – воскликнул он, но я только сильнее сжала кольцо рук, прижимаясь крепче к нему.
- Элиот, - прошептала я.
- Что? Что случилось?
- Я так рада, что ты есть, - он больше ничего не говорит, обнимая меня в ответ.


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-805.html

Категории: Сердца пандоры
Прoкoммeнтировaть
Тест: Продам чувства, недорого (Сборный) Чувство неверия Ложь. Все... vfif1234 03:49:49
­Тест: Продам чувства, недорого (Сборный)
Чувство неверия


Ложь. Все, что ты говоришь – ложь. Радостная, хитрая, таящая в себе не одну тайну, улыбка, увы, давно ничего не значит. Карие глаза, светлые, как орех, смотря с нежностью, но это чувство не долгое. Ты любишь меня, я знаю. Но как долго будет жить это «люблю»? Как долго: день, два, месяц или час? Твоя любовь подобно звезде, живущей в фонаре, а я маленький и беспомощный мотылек, жалко и преданно бьющийся об твердые, обжигающие стенки. Еще пару таких ударов и крылья почернеют, я стану угольком, который быстро истлеет. А звезда все будет гореть, призывая и приманивая других мотыльков, как я.
Твои объятия теплые, крепкие и жгучие. Большая горячая ладонь, нежно касающаяся макушки, сильная, я чувствую себя в безопасности, когда ты проводишь ею по спине, сжимаешь плечи, когда пальцы задевают пряжку на платье.
Твои поцелуи жаркие и пылкие, полные любви и желания. Скольких целовали эти уста? Скольким шептали признания, жгучие тайны или сладкие насмешки?
Мне нравится сжимать твою ладонь, обнимать тебя, смеяться вместе с тобой над твоими подчиненными и коллегами. Но я боюсь, боюсь, что однажды ты уйдешь так же, как и пришел в мою жизнь. Просто отвернешься и забудешь, оставишь меня скорбеть за закрытой дверью. Я не впервые слышу о тебе такие речи, порой, замечаю, каким взглядом ты провожаешь других, более красивых, уверенных и фигуристых.
- Скажи, ты любишь меня? – ты удивленно поднимаешь глаза, затем мягко улыбаешься и вместо ответа притягиваешь для поцелуя.
- Нет, - вырываюсь я. – Ответь. Ты действительно любишь меня?
- Конечно. Я очень люблю тебя, что случилось?
- Случилось…
Как бы я хотела сказать тебе, что случилось, как бы я хотела поделиться с тобой своими чувствами. Я люблю тебя и очень сильно, но вот ты…Ты любишь, но как долго будешь любить, ты, научившийся играть людьми, управлять ими, как марионетками, используя по своему усмотрению и прихоти. Но не могу. Почему? Боюсь, опасаюсь, не хочу слышать эту ужасную правду.
Осаму встает с кровати и направляется ко мне. Не успеваю я и слова сказать, как он обнимает меня, крепко прижимая к себе. Его руки обхватывают мои плечи, а голова опускается на плечо.
- Если тебя что-то беспокоит, то поделись со мной, - шепчет он. – Не замыкайся в себе.
- Я…я…я боюсь, что ты…бросишь меня….однажды или, быть может, даже завтра, или послезавтра. Мне страшно, что в один прекрасный день ты просто уйдешь от меня. Конечно, со стороны это звучит глупо, более того, я веду себя, как какая-то ревностная истеричка, но я не могу сидеть спокойно и видеть, как ты заигрываешь с другими девушками.
- Ясно, - он молчит. Очень долго в комнате царит хрустальная, непробиваемая тишина. Еще немного и я услышу, как бьется сердце и циркулирует кровь. Наконец Осаму говорит, - я тоже виноват. Прости, что причиняю тебе боль, прости, что не могу обещать тебе спокойное и безмятежное будущее. Однако я готов исправиться. Ты позволишь мне любить тебя?
- Да!
Он осторожно целует, сначала мягко и нежно, затем страстно, пылко, больно кусая губы. На горизонте пламенел вечер, небо разразилось рыжим костром, облака почернели, налились пурпуром. На залитой золотом кровати лежали две фигуры, и только луна, чуть мигая на краю, знала, чем занимаются влюбленные.


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-805.html

Категории: Бродячие псы
Прoкoммeнтировaть
среда, 27 июня 2018 г.
Тест: The world of vampires [Сборный] Part 3 Вампир-друг детства Ной... vfif1234 12:50:13
­Тест: The world of vampires [Сборный] Part 3
Вампир-друг детства


Ной Архивист: (Т-твое имя)? Это ты? М-мы так давно не виделись! /сначала удивившись и не узнав в прекрасной незнакомке подругу детства, Ной не обратит тебя внимание, однако твои милые его сердцу черты тут же возникнут к его памяти. Очень привязан к тебе с самого детства, когда вы играли вместе с Доми, Луи и другими детьми, когда ты приезжала погостить вместе с младшей дочерью Де Садов. В его сердце теплилась детская влюбленность, а учитывая, что он до сих пор остался ребенком в душе - чувства не угасли. Внутри его смятение - он знает, что ты полюбила лишь одного-единственног­о человека, и вряд ли кто-нибудь сможет заменить тебе его./

Ванитас: О, милая (Твое имя), как поживаешь? /на удивление вы быстро с ним подружились. Он относится к тебе дружелюбно, не видит угрозы, а ты в свою очередь научилась подстраиваться под таких людей, как он. Считает, что ты смогла быть хорошим доктором, однако сильно не настаивает. Поддерживает отношения с тобой, даже осознавая, что ты вампир, который может уничтожить его с полтычка, и никакая книга Ванитаса его не спасет./

Мурр: ... /мурчит у тебя на руках, ласково поглаживаемый нежной ладонью. Не то, чтобы сильно любит тебя, но относится благосклонно. Ему нравятся твоя ласка к нему, поэтому котик часто залезает к тебе на руки, хотя делает это ненавязчиво. Втайне по-кошачьи шипперит тебя с Ноем. /

Амелия Рус: Мадемуазель, э-это мне? /залившись краской, пробормотала девушка, когда ты протянула ей заколку в виде цветка в подарок. Вы тесно подружились с Амелией, учитывая её кроткий нрав и твой покровительственный­ характер. Она напоминает тебе себя в детстве, когда ты играла с Ноем, Луи и Доми, а она видит в тебе сильную уверенную девушку, на которую можно равняться./

Данте: Мадам, и как же вам удается так просто общаться с Шарлатаном? /любопытно спрашивает у тебя дамп чуть ли не на каждой встрече, сгорая от удивления. К тебе относиться положительно, хотя ты совсем чуть-чуть его напрягаешь. Этот промежуток твоей жизни, связанный с Безликим... Конечно, этот вампир немного его пугает. Считает, что именно ты перехватила от маркиза свои черты, но это не сильно мешает вам общаться./

Беатриче: Вааа, леди, Вам так идет это платье! /проходясь по магазинам, ты взяла её с собой. Она восхищается тобой и твоей красотой, считает, что ты прекрасный друг и советчик. Познакомил вас Данте, и вы сразу спелись. /

Йохан: Ммм..? Вы впервые в Париже? /наигранно удивляется полукровка, прикладывая ладонь к щеке. Может, он это и скрывает, но ты вызываешь у него странные чувства. Твоя персона забавляет его, но в тоже время он ощущает какую-то пугающую связь, схожую с симпатией. Видя твои улыбки его сердце ёкает, и Йохан испытывает противоречивые чувства. Впрочем, если ты включишь холодную стену, симпатия может остынуть./

Лукиус Орифлам: Для меня честь познакомиться с Вами. /почтительно кланяется мальчик. У вас вполне ровные отношения, ему нравится твой спокойный веселый нрав и дружелюбное отношение./

Жанна: Приветствую Вас, госпожа. /покорно кланяется девушка. Она тебе нравится, тебя она уважает. Раньше вы часто могли посидеть за чашкой чая: ты говорила, а Жанна кушала печеньки. Но вам обеим было интересно и приятно в обществе друг друга (потому что ты вкусно готовишь, а Жанна слушала любой твой бред и молчала - она кушала)./

Лорд Русвен: Дорогая, разве леди себя так ведет? /хмыкает мужчина, когда видит, что ты опять нахамила какому-нибудь недоухажеру. Относится к тебе нейтрально, но его интересуют твои отношения с Ноем и Безликим. Хочет узнать о тебе (и о них) побольше, поэтому иногда приглашает на прогулку или задает ненавязчивые вопросы./

Доктор Моро: /вы не встречались, да и вряд ли удасться. Хотя... Кто знает. Этот субъект слишком непредсказуемый, откуда я узнаю, что он о тебе думает, если вы не виделись?/

Граф Орлок: Хмпф! Знай: в мире людей я буду следить за тобой! /не доверяет тебе. Считает, что ты выскочка, а твоя связь с Безликим наводят его на странные мысли. Подозревает в чем-то. Также часто прикрывает тебя, тем не менее, если ты натворишь что-то в мире людей. Поймал себя на мысли, что за тобой нужен глаз да глаз./

Нокс: /вы редко общаетесь, но можете иногда поговорить. При встрече молчите, хотя отчасти она разделяет мнение графа о тебе. Нокс насторожена вашими отношениями со своим братом, не имеяничего против, однако./

Мане: /тоже молчит, но когда ты отказываешься рядом, густо краснеет. Ты ему нравишься, но он не хочет и не знает, как это сказать или показать. Тем более, тут граф Орлок со своими подозрениями,а личность-то ты загадочная. Не знает, что и думать. Эти чувства не нравятся ему, и он не понимает, как поступать./

Церковные охотники:


Роланд Фортис: Ты такая красивая, что за этой красотой, вампир? /именно про него думал Орлок. Вернее сказать, ты привлекаешь внимание охотников, увы, не в очень хорошем смысле, и этот "герой баллад" не стал исключением. Вы как-то сражались и он был восхищен твоей силой, и, если бы ты была человеком, он бы обратил внимание на тебя как на девушку. Возможно, когда узнает, что ты связана с Ванитасом и дружишь с Ноем, то запишет в друзья./

Оливьер: /этот субъект вампирам ни капельки не доверяет, поэтому не знает и даже знаться не захочет. На заскоки и слова Роланда ему как-то по./

Астольфо: /встретились вы в Париже, как гражданские. Нет, он ,конечно, догадывался, что ты - вампир, а ты, что он - церковный охотник, но это не помешало вам спокойно и вполне дружелюбно поболтать. Ты не сравнила его с милой юной девчонкой, а он не нарывался. Ты сразу почуяла кучу вампирских меток на его теле,и тебе стало его жаль, поэтому даже он решит напасть, как врага его не воспримешь. А Астольфо остался в хорошем расположении духа после вашей встречи, но это вряд ли помешает ему обнажить саблю против тебя, если понадобиться./

Мария: /ну, вы с ней тоже не виделись, тут мне нечего сказать. Но даже если так, то гадать над вашими отношениями нечего - она насторожено, тебе все равно./

Дом Де Сад


Маркиз Де Сад (Безликий): О, (Имя), ты стала такой красивой! Интересно, уже есть жених на примете? /заинтересованно скажет teacher при вашей встрече. Ты была его воспитанницей. Это было давно, но вы все еще питаете друг к другу теплые/почтительные­ чувства. Знаком с твоим отцом, и, как ни удивительно,был его другом. Также его интересуют твои нынешние отношения с Ноем, как и в прошлом - треугольник с последним и внуком Безликого (а также Доми, пх, но это уже квадрат). Маркизу интересно, что случится с тобой дальше и как ты будешь поступать./

Вероника Де Сад: . И не стыдно тебе шататься с людишками, дорогуша? /полунедовольно спрашивает тебя Вероника каждый раз, когда узнает о том, что ты шастаешь с Ноем и Ванитасом, и часто посещаешь простой Париж. Она питает к тебе вполне спокойные и даже дружеские чувства, поскольку знает тебя с детства. Ты всегда была миленькой и хрупкой девочкой, и осталась такой в ес памяти навсегда. Удивлена, встретив тебя снова и увидев, как ты осмелела и выросла за эти годы. Будет сравнивать с Доминик./

Доминик Де Сад: Ах, я знаю, что тебе пойдет! /радостно вскричала девушка, притаскивая новое платье. У вас с ней отличные сестринские отношения, Доми искренне любит тебя и даже почти не ревнует к Ною (разве что чуть-чуть). Знает о его чувствах к тебе с детства, как и о твоих - к её брату. Её очень расстраивают два этих факта, ведь к Ною она неравнодушна, а Луи уже мертв. Понимает, что ты не виновата, что её друг детства беспамятно влюблен в тебя, и хочет сделать вас обоих чуточку счастливее. Часто таскаетесь по магазинам и Парижам./

Луи Де Сад: Что? Хочешь посидеть со мной? А как же Доми и Ной? /удивлялся мальчик, когда ты всегда предпочитала его компанию больше, чем вышеупомянутых двух. Ты всегда тянулась к загадочному и порой странному внуку маркиза, который никогда не отталкивал тебя, и вы оба не заметили, как привязались друг к другу всеми душой и сердцем. Оказалось, что это не просто так - то было начало сильной и большой , чистой и правильной любви, оставившей след в обоих сердцах. На самом деле это печально. Луи знал, что его наивный друг тоже питает к тебе теплые чувства, и не хотел мешать, только в душе зарождалась ревность, когда ты слишком много времени проводила с Архивистом. Он понимал, что ему недолго осталось, да и зачем тебе носитель проклятья? В тот день, в предпоследний день своей жизни, Луи, словно чувствуя приближающуюся смертельную грозу, решил поговорить с тобой серьезно и откровенно. Но даже когда он объяснился тебе, рассказал все, ты была вне себя от счастья и от горя одинаково. Человек всей твоей жизни любит тебя, но, увы, вам не суждено быть вместе, кто-то из вас умрет. Это было ужасное чувство, тихая, внутренняя истерика. И, видя твое состояние, де Сад решился: он взял тебя за руку и поцеловал. Поцеловал скромно, кротко, нежно и по-детски. Но большего тебе и не надо было. Это был самый лучший момент в твоей жизни, пусть и перемешанный с горечью./
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-794.html

Категории: Мемуары Ванитаса
Прoкoммeнтировaть
суббота, 23 июня 2018 г.
Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть Говорящий лягушонок... vfif1234 16:00:12
­Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть
Говорящий лягушонок твой <3


Фор ­Канэко Суздуя.

Наступило время сбросить маски,
Ложь не станет красивой сказкой,
Мир иллюзий станет миражом.

­­


Какое странное душераздирающее чувство, вызывающее дискомфорт, лишающее воли и заставляющее терять контроль. Оно дурманит похлеще вина, застилает глаза пеленой и кружит голову разнообразными мыслями. Любой бессилен перед этим чувством. Любой медленно умирает, сгорая от безразличия и холодного спокойствия того, кого так болезненно любит.

Почему любовь описывают, как нечто прекрасное, приносящее счастье? Ведь на деле она только губит. Миллионы молодых душ сгнили от отчаяния перед человеком, которого превозносили самому богу.

И он потерял не только контроль, но и себя. Всего лишь от одного взгляда в омуты цвета ночного неба.


Между враждующими кланами сохранялась тишина. Едкая, проедающая, словно кислота. Из присутствующих ты являлась единственной женщиной, отчего то и дело чувствовала на себе изучающие взгляды со стороны оппонентов. Их трое.

Первый - мужчина с громким голосом, длинными серебристыми волосами и мечом, вместо руки, был, предположительно, если не боссом их организации, то близко к этому. Он говорил больше всех, говорил по делу, но от его криков у тебя начинала болеть голова. Ты отметила, что он бросал на тебя оценивающие взгляды, однако, не считался с тобой, как с хранителем и конкурентом. Его предвзятое отношение к женщинам вызвало твою сдержанную ухмылку.

Второй - помладше, но не уступал союзника в необычности своих черт. Блондинистые волосы прядями спадали на лицо незнакомца, закрывая глаза, на затылке держалась серебряная диадема, а странное приглушенное хихиканье, доносившееся с его стороны, едва ли напрягало тебя. Он обращался более лояльно и разумно, чем первый, держался уверенно и самовлюбленно. В руках он постоянно крутил небольшой кинжал.

И третий, пожалуй, самый интересный экземпляр. Мальчишка, моложе предыдущих, невысокий, с абсолютно безразличным взглядом. Он стоял за спиной блондина и изредка пускал в его стороны едкие насмешки. Держал руки за спиной, не говорил с вами, как с представителями другой семьи, выглядел скучающим. Ты отметила в его внешнем виде яркую любовь к зелёному и почувствовала в его потоках синее пламя тумана.

Как иронично, ведь ты тоже хранитель тумана.

Ваше место встречи - закрытый бар, находящийся в подчинении Варии, как особого отряда Вонголы. Андеграундская музыка, приглушенный свет, полуобнаженные девушки, море алкоголя. В такой обстановке ты чувствовала себя, мягко говоря, ни в своей тарелке, но твоя шляпа с длинными полями, закрывающими глаза, помогала немного скрыться от окружающего мира. В руках, облаченных в перчатки, ты держала бокал с вином, к которому так и не притронулась.

На этой встрече вы должны были обсудить не какие-то там вопросы перемирия или что-то в этом роде: твоя семья собиралась нападать на Вонголу и не скрывала это, а члены Варии должны были предупредить вас, что делать этого не надо. Естественно, драки было не избежать. И эта посиделка в баре - чистая формальность.

- Вы, конечно, рисковые ребята. Яйца-то у вас есть, - с усмешкой произнес серебристоволосый мечник. Ты перевела на него взгляд, приподняв край шляпы. Он не заметил твоего жеста или не придал ему особого значения.

Ты сидела на диване, по левую руку от своего капитана - хранителя урагана. Статный широкоплечий мужчина был женат, но не упускал возможности пофлиртовать с обаятельной сослуживицей. За тобой стоял твой друг, хранитель облака, не по годам жестокий и чёрствый, он бережно относился к тебе. По правую руку от капитана сидел хранитель грозы, молодой мужчина, но истинный сицилиец, отчего отличался любовью к риску и женщинам. Благо, ты умело избегала его внимания.

- Словами дело мы не порешаем, - ваш капитан, опустив локти на колени, нагнулся к столу. - Разойдемся по парам или стенка на стенку? - и усмехнулся.

- Не хочу казаться незаинтересованным в битве, - отозвался блондин, - но среди нас женщина, ши-ши-ши, - широкая улыбка открыла белоснежные зубы. - Не лучше ли будет, если мы выйдем на мужской разговор?

Ты сложила руки на груди. Было интересно, что ответит на это твой капитан.

Он же выжидающе смотрел на тебя.

- Она не участвует, - ответил за тебя хранитель облака. Ты обернулась на него через плечо, он обеспокоенно посмотрел на тебя в ответ.

- Чудно, значит, мы можем не сдерживаться, - заключил блондин. Он столкнулся с твоим презирающим взглядом.


Ты в один момент лишилась мужского общества, они вышли из вип-зоны и перешли в служебное помещение. Ты ничего не слышала, но предчувствие у тебя было дурное. Прошло всего тридцать секунд, когда ты, сделав глоток из стакана виски своего капитана, откашлялась и вышла за ними.

Одернув край черного платья, ты прошла необходимый коридор, куда тебя вело синее пламя. Оказавшись в просторном светлом помещении, предположительно, комнатой отдыха для персонала, ты увидела совсем не грандиозное кровопролитие. В комнате буквально никого не было.

Тебе понадобилось пару мгновений, чтобы ощутить сильные выбросы тумана: здесь находилась мощнейшая иллюзия. Безусловно, ты была сильным иллюзионистом, на твоем пальце даже красовалось кольцо Ада, только вот, человек, создавший мираж, был неоспоримо талантлив. Еще около десяти секунд понадобилось на то, чтобы ты смогла проникнуть в иллюзию, но сил на скрытие своего присутствия у тебя уже не хватило.

От перенапряжения ты почувствовала, как из носа пошла кровь.

Перед тобой, в десятке шагов, стоял тот самый зеленоволосый юноша, сверху вниз поглядывающий на мужчину, сидящего на коленях. Тот закрыл голову руками и кричал, изредка срываясь на всхлипывание. Таким хранителя грозы ты никогда не видела. Жалкий и беспомощный, он выглядел совершенным слабаком.

Не составило труда выяснить, что мучило молодого человека - по его телу ползали сотни мелких мокриц. Твое лицо не изменилось в выражении: иллюзия качественная, но явью ей не стать.

- Мерзко, - заключила ты вслух. Юноша перевел на тебя немигающий взгляд.

- Теперь не я контролирую иллюзию, а иллюзия контролирует меня? - со странной манерой произносить слова, отозвался тот. Казалось, вопрос звучал риторически.

- С контролем проблем нет, а вот с сокрытием, - ты пожала плечами. - Могу предположить, что тебя обучал очень самоуверенный человек.

- Что верно, то верно.

Он не отводил от тебя безразличного взгляда, хотя тебе почудилось, что на секунду в нём промелькнула доля заинтересованности.­

Ты выудила из кармана пиджака белый платок и промокнула им кровь. Силы возвращались.

- Вы не хотите помочь ему? - неожиданно обратился он. Тебе льстило его уважение: приблизительно лет на пять-семь ты была старше.

- А разве я не помогаю ему тем, что забалтываю тебя?

- Моим же оружием! Коварная вы женщина, - он даже не взглянул в сторону твоего сослуживца, как мокрицы исчезли, и последний смог перевести дыхание.

- В твои года я такого не умела, - ты сделала пару шагов в сторону собеседника, но смотрела на лежачего хранителя грозы. Поверженный мальчишкой с его чудо-миражами, он выглядел даже комично. В твоем сердце промелькнула доля жалости, но всего на секунду: он ведь жив. - Старательно обучаешься, не так ли?

- Это сарказм?

- Да.

- Я сразу это понял.

Его общество казалось тебе необычно-уютным, пусть и незнакомец не выглядел лучшим собеседником, ты чувствовала, что вы на одной волне. Он был спокоен, но в его репликах слышалось что-то напряженно-издевате­льское. Словно он не умел разговаривать по-другому и стремился постоянно задеть кого-то своими словами. Тебя же избежало это ощущение.

- Мне пора, - спустя пару минут молчания заключила ты. - Я и Марко должны вернуться.

Товарищ был в сознании, но отказывался реагировать на твое присутствие.

- Это из-за мокриц? У меня есть ещё и они, - он выудил из кармана пару дождевых червей. Длинные, скользкие, они беспомощно обвивали пальцы юноши. Ты рефлекторно отстранилась. - Настоящие.

- Давай лучше в следующий раз ты покажешь мне что-нибудь поприятнее, - и легко улыбнулась, чтобы придать просьбе дружественный подтекст. - Тебе будет проще убрать иллюзию; можешь?

Он вернул червей в карман своей формы, спустя секунды созданное белое пространство растворилось, вы оказались в комнате отдыха. Убедившись, что сослуживец приходит в себя от психологического давления, ты помогла тому приподняться.

А юный иллюзионист предпочел скрыться очередной иллюзией, раскрывать которую ты уже не видела смысла.


Впервые он ощутил что-то ужасно странное и неизвестное, теплое и одновременно противное, словно червяк, ползающий по открытым ладоням. Его режим сна сбился еще сильнее, чем был, мысленно он постоянно находился в другом месте - той чёртовой комнате, чувствуя ту её улыбку. Гадкую настоящую улыбку. Он не помнил, когда кто-то улыбался ему последний раз, не помнил, когда кто-то обращался с ним, не как с мусором или пустым местом. Он приспособился в жизни в суровом мире и стал таким же, как они, если не волком и не львом, то хотя бы ядовитой жабой, способной скрываться от врагов, меняя окраску под окружение. Он жил этим. Жил спокойно и вполне себе был доволен.

Пока она не улыбнулась.

Возможно, всё бы это забылось, но через две недели, ты вышла на балкон своей спальни и на перилах заметила бабочку с тёмно-синими крылышками. Зимой.


И эта теплота, что убивает в нём жестокость и безразличие, пробудит в нём мягкость. Впервые он сожмет губы, чтобы не растянуть их в улыбке.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-743.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть Горячий, но холодный... vfif1234 15:59:45
­Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть
Горячий, но холодный хищник твой <3


Фор ­Потерянные чувства.

Что в тебе такого, такого опасного?
Что заставляет любить с осторожностью,
Под пулями-дурами или на краю пропасти,
Не доверяя сомненью напрасному.

­­


Почему любовь обязана быть нежной? Кто сказал, что это прекрасное чувство исходит только от чистого сердца и невинной души?
Или, в обратном случае, разве страсть тождественна любви? Разве любящие всегда должны желать друг друга, делить постель и дарить волнующие прикосновения?

Нет.

Ваша любовь не была такой. Вам не нужны слова или касания, чтобы быть уверенными в чувствах друг друга. Вам не нужны публичные сцены с признаниями или объятия у всех на виду.

Когда он едва касался твоей руки, ты ощущала в нём настоящий вулкан скрытых под маской холодности и жестокости чувств. Когда вы оставались наедине, он позволял себе расслабиться, и ты приобнимала его со спины, чувствуя защищенность и спокойствие. Когда он приходил со службы далеко за полночь, сквозь сон ты чувствовала его губы на своем лбу, и когда он уходил рано утром, ты просыпалась с ним, чтобы, встретившись с его обыденно серьезным взглядом, расплыться в счастливой полуулыбке.

Вы женаты уже полгода, и четыре месяца ты носишь под сердцем его ребёнка.

Непривычно, страшно; ощущение того, что внутри тебя находится живое существо, при этом, полностью зависящее от твоей заботы, очень волновало. Ты постоянно переживала, пусть и знала, что не должна, обращалась к врачу с незначительными жалобами, распланировала свой день, чтобы больше времени уделять отдыху и медитации.


Ты помнишь, как два месяца назад рассказала эту новость мужу. Молчание, повисшее между вами, впервые так сильно напугало тебя. Ты знала, что он ни за что не позволит себе навредить тебе, но его взгляд резал, будто он был зол.

Он все ещё не проронил ни слова, а ты была готова расплакаться от собственного незнания и бессилия перед неизвестным. Ты никогда не накручивала себе того, что, если он не проявляет явных доказательств своих чувств, то он тебя не любит. Однако сейчас ты винила его во всех человеческих бедах - за молчание. За холодное безразличное молчание.

Ты боялась подойти ближе, стоя в дверном проёме. Брюнет находился в прихожей, собираясь уходить.

Пожалуй, ни прошло и минуты его равнодушия, но это время показалось тебе мучительно долгим.

Он посмотрел тебе прямо в глаза, и кончики его губ дрогнули, словно он до последнего сдерживал свои эмоции.
Вы чувствовали друг друга словно телепатически, и ты, уловив этот скрытый жест, улыбнулась совершенно счастливой.

- Мы будем чудесными родителями, - прошептала ты, получая прощальный поцелуй в скулу.


Ты знала, что твой муж человек не самой благородной профессии, что он лишает людей жизней, что использует свою истинную мощь далеко не во благо всего мира. Но ты не лезла в его дела, не пыталась узнать получше, познакомиться с его коллегами или ещё чего; ты была уверена, что он не расскажет, а его укоризненный взгляд заставил бы тебя пожалеть обо всем, что ты спросила.

Единственное, что ты знаешь наверняка, - он сможет защитить тебя и вашего будущего ребёнка.


Ты не смогла уснуть, проводив мужа, но и валяться без дела не хотелось. Решив, как обычно, придерживаться умеренного распорядка дня и избегать излишних нагрузок, ты устроилась в гостиной. Включила аудиокнигу в колонках, расставила на кофейном столике цветы в горшочках со всего дома. Нужно было увлажнить почву, смочить листья и обрезать больные или засохшие побеги. Работы было немного, но она доставляла тебе удовольствие.

- «Зачем птиц создали такими хрупкими и беспомощными, как вот эти морские ласточки, если океан порой бывает так жесток?..» - раздавалось из динамиков, а ты, словно не обращая внимания, продолжала бережно поливать растения.

- И правда, зачем? - спрашивая то ли у неизвестного голоса, то ли у растительности, то ли у себя самой, шепотом проронила ты. - Наверное, чтобы их быстротечная жизнь была особенно прекрасной.

Вторя тебе, звук, доносившийся из музыкальной установки, в секунду исказился, раздался протяжный писк. Изменившийся голос диктора неприятно резал по ушам. Решив, что техника неисправна, ты поторопилась вытащить провод из розетки, чтобы не случился пожар. Однако провод заискрился, ты отшатнулась. Звук становился всё невыносимее, но возможно было разобрать слова, отличавшиеся от оригинального текста «Старика и море», ты ярко слышала:

«Зверь...зверь...ум­рёт...должен...отпла­тить...»

Адреналин помог сориентироваться, ты перевернула несколько горшков с землёй на провод, и тот утих. Ты выключила радио из розетки.

И что это было? Не могло же тебе послышаться?

Ты знала, что беременные девушки становятся совершенно невыносимыми, меняются пристрастия в еде, общее психическое состояние. Но должны ли эти неприятные факторы проявляться именно так? И сейчас тебе звонить доктору, радиомеханику или мужу?

Кёю не хотелось отвлекать: он наверняка занят (он постоянно занят), а вот с наблюдающим врачом хотелось посоветоваться. Только ты взяла в руки домашний телефон, пытаясь глубоко дышать и отвлечься от этой странной ситуации, как услышала в трубке протяжные гудки. Всё хорошо, нечего переживать.

Думай о ребёнке.

- Мино-сан? - спросила ты, как только гудки прекратились. Но вместо нежного женского голоса в уши врезалась тишина. Ты позвала ещё раз. - Вы меня слышите?

Негромкий, похожий на обработанный компьютерный, голос ответил:

- Зверь. Должен. Умереть.

Ты замерла, сжимая телефон возле уха. И здесь оно. Всё-таки слуховые галлюцинации? Или ты в опасности? Слова застряли в горле. Волнение накрыло с головой, ты шумно выдыхала.

- И. Его. Детёныш.

Только фраза завершилась, из трубки вновь послышался отвратительный душераздирающий писк. Ты откинула телефон. Мысли путались, стало действительно страшно.

Думай о ребёнке.

Ты обняла свой живот. Нужно успокоиться, нужно прийти в себя. Наверняка это глупый розыгрыш, не более. Но почему «Зверь»? И откуда они знают про ребёнка?..

Ясно стало одно - телефоном ты воспользоваться не сможешь, да и дом, как убежище, покидать страшно. Волнение скрутило желудок, болью отдалось в сердце. Ты знала: волноваться нельзя, но найти силы успокоиться тоже не могла. Муж вернётся за полночь; однако, солнце ещё не успело встать, как ты уже желала скорейшего прихода темноты.

Ты вернулась в спальню, плотно задвинув дверь. Окна вашей комнаты выходили во внутренний дворик, и, выглянув, ты убедилась, что на территорию никто не проник.

Что же делать? Это паранойя и галлюцинации или действительно реальная угроза?

Самок главное - не терять самообладание, не сделать глупостей. Ожидание чего-то неизведанного томило сильнее, чем беременность, но ты понимала, что сейчас, как в трудную и даже опасную ситуацию, можешь рассчитывать только на себя. Ты не владела пламенем, но решимость и желание защититься и защитить своё дитя придавало сил. Ты вспомнила про сейф и пистолет, который достался тебе от отца и который ты сама же там и спрятала. Конечно, стрелять пока было не в кого, да и вовсе необязательно, но с ним ты ощущала себя спокойнее.

Сейф находился за книжным шкафом, и то, и то приводилось в необходимый режим с помощью разных кодовых замков. Сняв пистолет с предохранителя, ты крепко сжала его в ладони. Ты стреляла раньше, но только в тире, по неподвижным и двигающимся мишеням. И каждый раз приносила домой игрушку.

Только ты относительно успокоилась и смогла вдохнуть глубже, как боковым зрением заметила человека, стоящего возле окна в спальню. Ты медленно перевела взгляд.

Он улыбнулся. Его горящие глаза источали безумие.

С громким хрустом окно разбилось, осколки полетели в комнату. Ты не заметила, как незнакомец ринулся в помещение, силясь схватить тебя: ты дернулась с места, перебежала в гостиную и пыталась сообразить на ходу, что должна делать.

Стрелять?

Бежать?

Говорить?

В мгновение ока перед тобой очутилось ещё двое, облаченные в чёрные одежды, закрывающие лица. Один из них едва не подкрался к тебе со спины, но ты резко дёрнулась, подалась назад и перескочила в длинный коридор, заканчивающийся выходом в сад. Ты бежала так, как не бежала никогда, но люди оказались сильнее и подготовленнее. Только ориентирование в собственном доме помогало тебе вовремя сворачивать или менять курс.

Ты в тупике: дверь в сад не поддавалась, словно она была подперта чем-то с другой стороны. Ты сжала пистолет в обеих руках и вытянула его перед собой.

- Только суньтесь - выстрелю! - и в доказательство исказила невероятно злобную гримасу, готовая растерзать любого, кто тронет тебя или твоего ребёнка. Все трое, столпившиеся в проходе, не выглядели напуганными. Лицо было открыто только у одного из них - который смотрел на тебя в окно - но он оставался беспристрастным.

- Зверь должен умереть, - размеренно повторил он. - Приказ: нет пощады ни женщине, ни детёнышу.

Ты сжала челюсти. Зверь - это Кёя, конечно. А его «детёныша» ты носишь под сердцем. Значит, выбора нет... От слёз защипали глаза.

Только ты зажмурилась, готовая выстрелить, прямо перед тобой разразилась кровопролитная битва. Правда, в одни ворота. Неизвестные не успевали использовать пламя или физические приемы для атаки, защита же была прорвана моментально. Услышав грохот, ты сильнее зажмурилась, держа пистолет дрожащими руками.

Ты почувствовала сопротивление, некто осторожно взял из твоих рук пистолет и поставил на предохранитель. Ты открыла глаза: спокойное лицо мужа и его ледяной взгляд казались ещё более ненастоящими, чем искаженные сообщения в колонках. Он прижал тебя к себе, и ты ощутила его запах: дорогой парфюм, смешанный со сладковатым запахом чужой крови.

Брюнет трепетно гладил тебя по спине, пока ты смотрела на трупы через его плечо. Холод пробежал по коже, но тупая боль, сковавшая живот, наконец отступила.

И пусть для всех он остается Зверем, ты видела его незаметную улыбку, когда он держал на руках вашего новорождённого сына.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-743.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: •|Их ненормальная любовь... vfif1234 15:58:52
­Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть
Независимый кетчунез твой <3


Фор ­Мэй Нян.

Как была горем - теперь обернусь бедой,
В небе 3 зори, а мне не видать одной.
Полны тоскою кисельные берега,
Плачь молоком своим, плачь обо мне, река.


­­


Тебе нечего было ответить на категоричное заявление отца. Ты привыкла соглашаться и смиренно принимать свою участь, какой бы она не была, тая в себе недовольство и пассивный гнев. Но сейчас, сжимая руки в кулаки и опустив голову, ты не могла остановить подступающие слёзы.
Как-то это...несправедливо­?

- Я могу идти? - голос дрогнул. Отец молчит, и ты поспешно покидаешь гостиную, поднимаешься наверх и закрываешься в своей комнате, словно в собственном маленьком мирке.

Делаешь глубокий вздох в попытке успокоиться, поднимаешь взгляд вверх, к потолку, но на выдохе вновь всхлипываешь, пелена стоит перед глазами. Плачь почти сразу поглощает тебя. Ты и представить не могла, что такое возможно в современном мире, в свободной стране. Казалось бы, тебе повезло родиться со способностью, устроиться в хорошую школу для таких, как ты, преуспевать в учебе и в освоении дара. Почему же что-то плохое обязательно должно произойти в одной из этих областей?

Твоя способность вскоре принесла тебе несчастье: твои навыки заметил Величайший Герой, который решил, что его потомки должны уметь обращаться с водой, а значит, его сын должен женится на тебе, и у вас должны появиться дети, которые должны получить сразу три подвластных элемента: вода, огонь и лёд. Должны-должны-должн­ы! Да разве ты кому-то что-то должна?

Отец, конечно, проявил уважение перед Героем номер два, но, выслушав предложение, вежливо отказался. Ты слышала, как тот сказал, что против такого союза и вообще не поддерживает браки по расчёту. К тому же, ты - его единственный ребёнок, вернее, единственный, кто у него остался. После смерти его жены, твоей матери, вы научились жить вдвоем. Тогда тебе было всего лишь три года, ты даже не помнишь эту женщину, но отец рассказывает, что способность тебе досталась от неё. И, используя свой дар, ты чувствовала странное тепло, окружающее тебя.

И теперь, этот дар - твоя ценность - станет тождественным товару?

Ты была рада, что батюшка против, но, когда Старатель движением руки попросил твоего отца приблизиться и что-то прошептал, то последний согласился. Ты не знала, что он сказал ему, но подавленное состояние отца заставляло тебя думать только о плохом. Он же не мог просто продать тебя?..

Повезло, что ты не училась не в «UA», как отец твоих будущих детей, но, когда транслировали Спортивный фестиваль, было тяжело не узнать его. Конечно, ты знала его имя, его способности, внешность - и всё. А какой он человек, как ты будешь с ним жить? С первым взглядом он понравился тебе, как человек противоположного пола, но не как партнер. Какой кошмар - об этом и смешно, и грустно даже думать!


- Сегодня я не смогу отвезти тебя в школу, - однажды за завтраком сказал отец. Ты оторвалась от миски с хлопьями и подняла на него обеспокоенный взгляд.

- Все хорошо?

Мужчина сдержанно улыбнулся.

- Конечно. Просто небольшой завал на работе, и я боюсь не успеть. Прости, что так вышло.


И вот, идешь ты в школу, контролируя минутную стрелку на наручных часах. У тебя ещё двадцать минут до предварительного звонка, идти совсем недалеко, но, чтобы сократить путь, нужно пройти через аллею, которая ведет к «UA». Конечно, не напрямик, но это один из путей подхода к академии, значит, вероятность встретиться с кое-кем нежелательным крайне мала.

Ты просто живешь: просто учишься, просто тренируешься, стараешься развлекаться. Тебе всего пятнадцать, разве твое замужество должно состояться прямо завтра? Все еще успеет измениться, с таким же успехом Старатель найдет сынишке жену получше.


- Чёрт, - приглушенно выдавила ты, приметив на этой самой аллее впереди себя компанию из трех ребят. Ты хорошо помнишь Спортивный фестиваль, так что, без труда вспомнила зеленоволосого победителя забега и паренька с реактивными двигателями в ногах. Они казались вполне себе приятными, шли, разговаривали, смеялись, но третий не мог вызвать у тебя положительных эмоций. Он шел с ними, но чуть поодаль; когда остальные смеялись, он сдержанно улыбался, когда обсуждали что-то, редко подавал голос - только если к нему обращались. Немногословный, серьезный, вероятно, далеко не глупый.

Почему же он все равно вызывает у тебя такое отвращение?

Они обгоняли тебя на десяток метров, разговоры ты слышала только отрывками, но не особо интересовалась этим. Тебя радовало только то, что через пару поворотов тебе надо свернуть, а они продолжат идти прямо, и они даже не узнают о твоем существовании.

Только зеленоволосый отстал, наклонился завязать шнурки, и оставшиеся двое обернулись на него. И на тебя.

Пусть и разный по цвету, но одинаково холодный взгляд поглощал тебя. Он, конечно, знал о тебе столько же, сколько и ты о нём, поэтому быстро смекнул, кто ты.

Отведя взгляд, ты ускорилась и обошла тройку. Оставшиеся двое не предали вашей переглядке особого значения, но половинчатый прямо не унимался.

- Тебя проводить?

- Нет, - совсем негромко, лелея надежду, что он услышал, сказала ты. С ответом ты не медлила, даже раздумывать не пришлось. Нет, и всё. Лучше вообще не появляйся в моей жизни.

Ты верила, что суженый-ряженый тоже не в восторге от перспективы женитьбы с незнакомкой, ведь, если он возразит воле отца, тот же его послушает? Если твой батюшка глух к твоим просьбам, может, пройдет этот вариант.

Дни тянулись невероятно медленно, мучительно, словно специально. Ты больше не ходила той дорогой, выходила за полчаса и обходила аллею десятыми путями, чуть ли не через другую префектуру, лишь бы больше с ним не пересекаться. Ты не хочешь жить с ним долго и счастливо, не хочешь делить с ним быт, не хочешь рожать ему детей. Ты не можешь.

Не можешь идти на это только потому, что кто-то этого хочет.


Однажды ты вспылила за ужином, расплакалась, недоумевая и требуя объяснений, почему отец все-таки согласился на подобное. Сколько Старатель предложил ему? Что пообещал? Чему же равна твоя жизнь и жизнь твоих будущих детей? Чему равна способность твоей матери?

Когда было совсем плохо, ты убегала к реке. И сидела на берегу часами, могла искупаться в погожий денёк или даже в дождь. Влага успокаивала и тело, и дух. А разрядку давали тренировки способностей, словно бы ты собиралась использовать их не только против преступников и злодеев.

Напрягаясь и сжимая пальцы, ты создавала на водной глади небольшие волны, а потом наращивала их и накрывала мост. Брызги летели во все стороны, ты сидела мокрая буквально насквозь, но все равно не могла вернуться домой. Хотелось одиночества и спокойствия. Хотелось хотя бы минуту счастья.

- Привет, - переводишь взгляд вбок, рассеиваешь внимание, и гигантская волна возвращается вниз. - Твой отец сказал, что я найду тебя здесь.

Совершенно безразличный голос ни сколько не волновал тебя, в отличие от присутствия этой личности вообще. От него веяло приятным холодком, но ты отгоняла от себя комфорт, который испытывала в его обществе.

- Что-то хотел?

- Ничего конкретного, - он сел на траву рядом с тобой, его размеренное дыхание сбивало тебя с толку. Может, вам действительно стоит поговорить, и эта встреча необходима. Ты пока еще не определила наверняка.

- Ты собираешься сказать отцу о том, что против? - ты шла напрямик, нечего было тянуть. Здесь и сейчас может решиться твоя и его судьба.

Он неопределенно пожал плечами. Словно это его не волновало. Ты поругалась с отцом, закрылась от всего мира, боишься думать о будущем, а он плечами пожимает?

- Да или нет?

- Нет.

Ты впервые посмотрела на него в упор. С экрана телевизора он казался старше и увереннее, победа ему к лицу. А сейчас - совсем ещё мальчик, растерянный, покинутый. Он смотрит на тебя в ответ и молчит. Тишина между вами сохранялась больше минуты.

- Почему? Мне тоже было бы страшно идти против воли папы, но сейчас я поругалась с ним и сижу здесь. Найди и ты в себе силы. Ради нас обоих.

- Ради нас обоих я и не собираюсь отказываться, - он поднялся с земли, видимо, собрался уходить.

- Я понимаю, он на тебя влияет! Но мы не должны! Никому ничего не должны! - ты уже срывалась на отчаянный плачь. Неужели, и до этого не достучаться?

Он обернулся, лишь когда поднялся на мост. Тяжелый взгляд и серьезный тон резали тебя.

- Он не имеет надо мной влияния, это мой выбор.

Тебе понадобилось пару секунд, чтобы найти подходящие слова. А в это время он удалился из твоего поля зрения. Набрав в легкие побольше воздуха, ты крикнула, что было силы:

- А мой выбор кто-нибудь будет учитывать?!


Ты вернулась домой где-то через час, промокшая, заплаканная и голодная. Отец заснул в кресле, на столе стоял твой недоеденный ужин. Еще теплый - значит, он его подогревал.

Ты ела осторожно, тихо, боясь разбудить отца. Но тот вскоре разлепил глаза и, поблагодарив бога за твое возвращение, тихо сказал:

- Знаешь, он сказал мне самую страшную правду. Что обеспечит тебе лучшее будущее, чем это сделаю я.


Как это странно: перед тобой лежит совсем крохотное, словно кукла, человеческое дитя. С большим трепетом гладишь мягкую кожу одним пальчиком, боясь навредить. Оно моргает, дышит, шевелит своими маленькими ножками и ручками, издает какие-то звуки.

Твой мальчик - твой сын. Уже такой хорошенький и смешной, но такой маленький. Ты думаешь, что его ждет, кем он станет, будет ли он таким же великим героем, как его отец. Тебе все еще немного страшно, непривычно, как-то не по себе. Ты не можешь назвать себя по-настоящему взрослой, даже будучи мамой.

С большой любовью на тебя снизу вверх глядят два больших серебряных глаза, как у его бабушки.

Тебе не важно, что у него за сила, вернее, будет ли она у него вообще. Больше всего на свете ты хочешь счастья для своего ребёнка.

Из раздумий тебя возвращает только жаркое прикосновение мужских рук, поцелуй в шею и чувственные объятия. Ты чувствуешь, как буквально пылает его левая ладонь, и это тепло передается тебе, но совсем не обжигает, а согревает.

Он прижимает тебя ближе к себе, зарываясь лицом в твои взлохмаченные ото сна волосы, вдыхая твой аромат: такой уютный и домашний, трепетный, ласковый, любимый.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-743.html

Категории: Геройская академия
Прoкoммeнтировaть
Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть Миловидный помидорка... vfif1234 15:58:23
­Тест: •|Их ненормальная любовь [Сборник] II часть
Миловидный помидорка твой <3


Фор ­Anieneko.

Безразлична, как всегда спокойна,
Смерть героев, тебя недостойных,
Провожаешь молча у окна.

­­


...То, что ты делаешь, всего лишь способ самоутвердиться, месть отцу или твои истинные желания?

Виновато опускаешь уставший взгляд, поджимаешь губы, но молчишь. Тоска, сжимающая сердце, дрожью отдается по всему телу. Это не страх, но невообразимая ответственность. Ты словно до конца не понимаешь того, что творишь.

Тяжкий груз лежит на твоих плечах, и никому не понять того, что ты действительно чувствуешь. Ты - босс, за тобой семья, долг, честь. Ты обязана умереть, но сохранить положение своей семьи и тех, кто сделает то же самое, чтобы спасти тебя от позора или унижения. Люди идут за тобой, и ты не можешь их подвести.

Семья Либерто, от слово «свобода», основанная твоим далеким прадедом, находится под твоим началом. И, пожалуй, с этого момента всё пошло совсем не так, как хотел твой отец, бывший босс.

Мужчина своевольный, настоящий тиран и деспот, он совершенно не соответствовал требованиям Свободы, а лишь наслаждался своим положением, развлекался и расточительно обходился с полученным состоянием. Он был немолод, но бодр, отчего не планировал выбирать себе преемника и распоряжаться об обучении своих детей: тебя и твоего старшего брата. Ты знала, что у него было множество внебрачных детей, но никто об этом не распространялся.

Твой брат должен был стать следующим боссом, но мальчик рос болезненным и слабым. В его жилах текло Небо, но отец отказался признавать его, узнав, что он не достоин семьи, а значит, и называться его сыном. Вскоре он сослал вас с братом и матерью в другой дом, где вы прожили пару месяцев.

Через пару месяцев брат скончался от воспаления легких: организм не справился с недугом. Твоя матушка пересилила горе, но кошмар, творившийся за пределами вашего маленького мира, ужасал её. Отец открыто изменял ей с десятком женщин, перестал пользоваться уважением у подчиненных и разразил такой скандал в мире мафии, что на переговоры с Либерто отказался приезжать Девятый Вонгола.

Его хранители устроили заговор, запугали одну из любовниц босса и заставили её подсыпать ему снотворное. Мужчина уснул, и в это время за вами приехали те, кто были верны Свободе, а не безалаберному боссу, и присягнули тебе на верность.

Ты видела своего отца на площади перед вашим особняком. Привязанный к столбу, он не понимал происходящего и жалостливо выл через кляп.
Ты стояла перед ним, вытянув руку. По законом вашей семьи, босс испепеляет своим пламенем тех, кто предал Свободу.

Но твоё пламя не сожгло отца, оно поглотило его и твои слёзы. Чёрная вязкая масса охватила тело и растворило его. В твоих жилах не текло пламя Неба.
Но Тьмы.

Теперь ты босс, но не Свободы, а Мрака, как ты назвала новую семью. И у неё другие устои, порядки и правила. Другие цели. Ты разорвала все договоры о перемирии, отправляла своих людей на битвы, завязала несколько войн. Ты на корню уничтожишь весь тот мир, что любил твой отец, то, что мешало жить твоему брату и улыбаться твоей матери.

От твоих рук погибли тысячи бойцов прочих семей, сотни гражданских. Но совесть не мучила тебя, ночами не душили слёзы. Твоя решимость отличалась от желания мира во всем мире и стремления спасти всех и вся. Твои цели были просты: ослабить сильнейший Альянс и занять место Вонголы, подогнуть под себя другие семьи и создать свой мир. Мир, справедливость и свобода которого будет создана твоими руками.

Ваше последнее крупное сражение с Альянсом произошло в прошлом месяце, вы одержали победу и даже завоевали трофей. Босс Шимон теперь находился у вас в роли заложника, и ты намеревалась использовать его, как средство воздействия на Вонголу.

Конечно, они же друзья. А у тебя нет тех, на кого бы ты могла положиться за пределами Мрака. Только эти люди, что посадили тебя за бразды правления, могут называться твоими друзьями.

Тсунаеши всполошился сразу, растерялся, стал делать ошибки. Ни интуиция, ни природный талант не заменили ему холодного расчёта. И ты, как строгий тактик, осталась в выигрыше. Главное в этом деле - отбросить человечность.


Он вскакивает с кровати сразу же, как ты проходишь в его комнату. Подол чёрного, как смоль, платья струится по нежному девичьему телу. Взгляд твой прожигающий, тяжелый. Но юноша ловит его с придыханием.

Несчастный молодой человек обречен на вечные страдания: он без ума от той, что равнодушна ни только к нему, но и ко всему мира. Она лишь разрушает, разжигая в его сердце костёр пылающей любви. Она рушит надежды и ломает судьбы, жестоко расправляется с врагами и от одного только желания власти развязала страшную войну.

А он стоит, словно ребёнок, и молчит, боясь спугнуть её секундное расположение.

- Завтра, - коротко осведомила ты. Красноволосый юноша опускает взгляд, зная, что ты не скажешь ему ничего, что не касается дела. Завтра за ним приедет Вонгола, а в замен они пойдут на страшный риск, отдавая в твои руки часть своих дочерних семей и чуть ли не прогибаясь под тебя. И всем этим они жертвует только для того, чтобы спасти одного жалкого мальчика?

- Жалко.

Проходя вглубь предоставленной ему спальни, поворачиваешься в пол-оборота и смотришь немигающим холодным взглядом. Чёрные очи походят на всепоглощающие чёрные дыры. Только неподвластные Земле Шимон.

- Конкретно? - короткие фразы давно вошли в твой обиход. Ведь ты всё ещё разговариваешь с врагом, даже учитывая, что он ваш пленник.

- Я так и не увижу, как ты улыбаешься, - он беспокоен, но с его лица не сходит умиротворённая полуулыбка. Он осознает, что происходит?

- «Вы», - поправила ты.

На минуту он замолчал, и ты слышала его размеренное дыхание, изредка переходящее на полу-всхлипы. Тишина, окружавшая вас, не давила на твои уши, но юноша едва ли чувствовал комфорт. Он проследил за тем, как ты подошла к окну в полный рост и увлечённым взглядом проводила шуструю белку.

Ты стоишь к нему спиной, но он никогда в жизни не использует любой шанс навредить тебе.

Неуверенно он ступает в твою сторону.

- И что потом? - он желал прикоснуться к тебе, ощутить под кожей твой нежный холод, согреть твои руки, подарить ласку. Ему хватало самообладания сдерживать в себе эти порывы, но ты постоянно усиливала всепоглощающую страсть своим появлением. И одним только равнодушным взглядом разжигала в его сердце новый огонь.

На его вопрос отвечаешь не сразу, словно смакуя моментом. Власть на вкус так хороша. И давно задурманила голову не только твоему отцу, но и тебе.

- Издам ряд новых указов, справлюсь о состоянии тех семей и отведу им соответствующую роль, - конечно, ты давно всё решила, но доверять излишки врагу, естественно, глупо.

Оборачиваешься на собеседника, когда тот приблизился к тебе почти вплотную. И, осторожно прикоснувшись к твоей талии, притягивает к себе. Нечто вскружило ему голову, и он едва ли контролировал себя, но совершенно не противился этому порыву.

- Знай своё место, Шимон, - прошипела ты.

- Энма, - ты вопросительно умолкла, но ярость открыто читалась в твоем взгляде. - Называй меня просто Энма.

- «Называйте», - твой тон походил на разозленное рычание, но тебе не было выгоды вредить заложнику, отчего ты лишь несколько раз дёрнулась, но не применила силу. - Я позову своих людей, если ты задумал что-то, что мне не понравится.

- Ого, сколько слов, - его теплая улыбка освещала комнату. - Зовите, но они не смогут войти.

В подтверждение его словам, дверь, расположенная позади него, но в поле твоего зрения, отдавала странной вибрацией, словно на неё оказывалось колоссальное давление. Похоже, действие гравитации.

- Сиюсекундно отпусти меня, иначе я вынуждена буду...

- Что? На что Вы ещё пойдете? - его тон походил на укоризненный. - Жестокость Вам совсем ни к лицу.

- Ты не знаешь того, что говоришь. Я, - ты сжала челюсти. - Я не желала зла всем этим людям. Это не жестокость.

- А что?

Но вместо ответа ты ещё раз резко дёрнулась, но руки юноши оказались куда более сильными, а хватка - цепкой. Ты отвела взгляд в сторону, поджала губы и умолкла, а беспокойный алый взгляд буровил тебя в упор. Ты приметила, как порозовели его скулы, но, безусловно, это была не та ситуация, при которой на это нужно обращать внимание.

- Тебе не обязательно быть злой, чтобы быть сильной, - он вновь улыбается. И эта улыбка режет тебя насквозь. Чувствуешь, как белесая пелена закрывает обзор, подступают слёзы раскаяния.

- «Вам», - сквозь всхлип вновь поправила ты. Он, пользуясь твоей растерянностью, прижимает тебя совсем близко и крепко обнимает. - Я просто хочу, чтобы дорогие мне люди увидели тот мир, который они заслужили. Без страха, без гнева и несправедливости. Чтобы обрели настоящую Свободу...Даже если во Мраке.

Он заботливо гладит тебя по волосам, позволяя себе невероятную наглость прикасаться к твоему виску губами. Тебе хочется прекратить всё это, вновь ощутить силу своего пламени, гнев своей решимости и прошлые стремления, но тело совершенно размякло, расслабилось и едва ли повиновалось твоей воле. Руками охватывает его спину, зарываешься лицом в воротник рубашки и, прикусив язык, подавляешь громкий всхлип.

Ты не привыкла плакать. Но не теперь.

- Я не поеду с ними завтра. Я Вас не брошу.

Замираешь, услышав совершенно неожиданные для врага слова. Но он, кажется, не видит в этой ситуации ничего абсурдного.

- «Тебя», - и улыбаешься так, чтобы этим светом можно было развеять любой Мрак, возвращая Свободу.


И, несмотря на то, что путь вашей любви выстлан окровавленными трупами, об этих чувствах наверняка начнут слагать легенды.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-743.html

Категории: Реборн
Прoкoммeнтировaть
Тест: • [Пылающее сердце] - MLBB... vfif1234 15:06:58
­Тест: • [Пылающее сердце] - MLBB
three;


Roger

­­

<<Under the moon>>


Темноволосый мужчина, опытный охотник, сидел за барной стойкой придорожной таверны с сигаретой в зубах. Он холодно смотрел на всех вокруг, пока к нему не подошла молодая девушка, на двадцать лет его моложе. Его взгляд тут же изменился, когда он увидел худенькую коротко стриженую девчушку. Сделав нетерпеливый жест, он ее пригласил:
- Присаживайтесь.
Ты присела через стул возле мужчины и приподняла одну бровь, словно подобное отношение к себе испытываешь впервые:
- Мне как всегда, - бросила ты бармену, глядя на нового собеседника, и отвернулась к настенным полкам, уставленными цветными бутылками.
У темноволосого брови поползли наверх:
- Так вы здесь не впервые? Странно... Такую красивую девушку, я бы сразу заметил...
Ты вновь бросила испытывающий взгляд на очередного поклонника. Загорелый, он был невысоко роста, хорошего телосложения и выглядел очень солидно. Его, местами уже седые волосы были аккуратно зализаны назад, пародируя киношный образ мафиози. Возле его ног стояла огромная позолоченная пушка, которая нагоняла страх на посетителей таверны и предупреждала о приближении опасности.
- Простите, но вы меня не интересуете, - хитро улыбнулась ты и вместо того, чтобы поддержать разговор, залпом выпила свою любимый напиток.
Противный оказался у него вкус, что навело некие сомнения. Не первый раз пьешь его и наизусть уже знаешь состав и букет составляющих. Что-то с коктейлем не то... Горько... Противно... Не вкусно.
- Простите... но что это... - и перед глазами все резко поплыло - словно ты посмотрела на яркое солнце. Нижняя губа отвисла, оголяя ровные зубы. Формы и цвета - все это ты видела, но не понимала чем они являлись. Из последних сил, ты пыталась сказать, - помогите, - но последнее, что ты увидела - смуглое лицо, с зализанными назад черными волосами...
Он нашел то, что искал...


***


Ранним утром, следующего дня, когда ты очнулась, то первой на ум, пришла мысль о плохом и страшном сне, но когда ты огляделась вокруг - поняла, что это реальность. Ты в чужом доме, в незнакомой комнате и не в своей кровати. <<Который час? Какой сегодня день? Где я?!>> - ты не знала, сколько времени провела в беспамятстве. Может всего лишь одну ночь? Или же несколько минут?
Голубые стены, тусклые, огромные окна и чье-то тяжелое дыхание под боком...
От волнения, по спине побежали мурашки, а в груди больно екнуло. Ты отбросила край одеяла и удивилась, увидев себя совершенно голой. Выбираясь из под одеяла, ты почувствовала посторонний предмет на уровне твоих бедер. И он двигался.
Холодный пот мгновенно покрыл твою спину. Ты резко вскочила и когда откинула одеяло в сторону, знакомые нефритовые глаза уставились прямо на тебя.
- Нет... Нет... - ты быстро заморгала, пытаясь прогнать видение, но оно не уходило. Это был мужчина. Настоящий. Более того, вчера, ты уже успела с ним познакомиться.
Его губы изогнулись в хищной улыбке и от этой улыбки, тепло, зародившееся в грудной клетке, разлилось по всему телу. <<Что за ерунда?!>>
- Ты! - единственное, что ты cмогла вымолвить, потому что в следующую же секунду, его рука схватила тебя за талию и притянув к себе, заставила замолчать.
Мужчина уткнулся носом в твой бок. Внутри него все кричало. Он издал низкий стон, но твоя кожа поглотила мучительный звук.
- Маньяк.
Ты почувствовала, как к животу приливает кровь и настойчиво пульсирует. Невозможно сдерживать хладнокровие, когда инстинкты берут вверх, и все же ты должна сделать это. Отдаться какому то первому встречному, да еще и безумцу? Нет уж. Пусть он и хорош собой, пусть и красив. Ты всеми силами пыталась сопротивляться, держаться. А может быть, ты уже успела отдаться ему? Нет, наверняка, ты быть хоть что-нибудь да вспомнила.
На секунду, тебя посетило странное ощущение того, что где-то, ты с этим человеком уже встречалась. И это было до того, как вы встретились в таверне. Странное это было чувство. Необъяснимое. Как будто, ты давно знаешь этого властного мужчину.
Ты задерживала дыхание, когда его сильные руки гладили твои бедра и сжимала зубы, закрывая глаза, в тот момент, когда его губы целовали твою грудь.
- Прекрати, - ты разомкнула пересохшие губы, но так и не смогла выдавить из себя это слово.
Его лицо соблазнительно близко приблизилось к твоему, - [Т.И.] От им же произнесенного собственного имени, бросило в жар. Откуда он его знает? Разве ты ему успела представиться за бокалом невкусного коктейля?
Охотник улыбнулся:
- Ты меня знаешь, правда не в этом обличии. - он словно прочел мысли, что мучили тебя.
Ты не успела даже подумать над его фразой, до тебя еще не дошел смысл его слов, как губы мужчины прижались к твоему рту. Все остатки мыслей мгновенно испарились у тебя из головы и ты упала на подушки.
Мужчина скинул одеяло на пол и усевшись на тебя, схватил за руки. Без деликатности, без осторожности. По его таинственному взгляду, не сложно догадаться, насколько сильно он жаждет уединения. Только безумная страсть и ничего, кроме потребности.
- Наконец, попалась, - в расширенных зрачках, читалось сильное желание и победа.
Он прижался к тебе, внимательно изучая твое лицо, изумительные глаза - что преследовали его во сне каждую ночь. Медленные и волнительные движения, заставили твое дыхание прерваться и выдержать подобный хищный взгляд было не просто. Эти светлые и в тоже полные ненависти глаза, наслаждались, пожирая каждый сантиметр твоего тела, а его аромат, сводил охотника с ума. Запах окутал мужчину - что-то соленое с привкусом йода, похожее на морскую волну... <<Да... тот самый запах...>>
Он зарылся лицом в твои волосы, утонул в шелковых прядях. Утонул в мечтах.
А ты сдалась. Устоять перед ним ты все же не смогла.
Мужчина приподнял тебя за талию и прислонил к стенке, вклиниваясь тебе между бедер. Ты и не сопротивлялась. Чувствуя особое влечение, ты ему поддалась. Настоящее сумасшествие. Безумие.
- Кто ты? - в голове еще туман, - назови себя.
И как только мужская ладонь коснулась твоей щеки, ты медленно начала понимать происходящее вокруг. Пытаться вспомнить... Этот запах... кислый запах палой листвы с примесью йода и ночной прохлады.
Сам процесс перемещения запаха от органов восприятия в мозг, длится всего полсекунды, но в памяти тот самый запах остается годы, возможно даже десятилетия.
- Ты помнишь, как пахнет в подъезде дома, где ты провела свое детство? А как пахнет ночная поляна? Помнишь? Нет? Тогда вдохни вновь...
Вспомнить запах – вспомнить все. Запахи вещей, парфюма... людей и мест...
<<...то была вовсе не обычная лужайка. На ней было совершено нападение.>>
Запахи-проводники. Они помогают нам вспомнить прошлое, воскресить в памяти давно забытое событие.
<<Поздний вечер, прохладный лес, тенистая роща. Запах травы, ощущение прохлады, мурашки по спине.>>
- Нет.
Рывком притянув твое лицо, охотник завладел твоими губами. Из его груди вырвался низкий стон, когда он понял, что твои ногти впились в его плечи. Они касаются его. Они его отталкивают. Наконец, ты вспомнила.
Но его сильные руки разорвав на себе нижнее белье, не ждали от тебя согласия. Твои протесты, сильней заводили давнего знакомого, больше подогревая желание.
- Не...- выдавить из себя слово было не так просто, как обычно.
Горло как-будто бы скрутило узлом перекрывая путь к дыханию и рождая легкую тошноту.
Ты ухватилась за край одеяла, пытаясь натянуть его на себя, но вместо задуманного, тихо вскрикнула. Звук заглушил мужской стон, когда грубая ладонь провела по твоему бедру, от самого колена, до пульсирующей точки внизу живота. Никто еще не касался тебя там, и теперь, это место принадлежало ему одному.
- Тебе понравится...
Ты закрыла глаза и позволила мужчине передвинуть руку ниже, ближе к цели.
Аккуратное прикосновение.
Пронизанный радостью, мужчина ожидающе на тебя посмотрел, а ты с интересом взглянула на него и кивнула в ответ. "Продолжай." И лишь потом поняла, что сказала.
Мужчина лизнул твою шею, затем прильнув к груди, принялся ее целовать.
Склоняя голову на бок, ты зажмурилась.
- Жду не дождусь, когда почувствую тебя... - прошептал он тебе жарко дыша тебе в ухо.
Твои стоны возбуждали, приятно щекотали нервы. Тебе тоже хотелось тронуть его, провести ладонями вдоль спины... Но что-то мешало...
Прикосновения мужчины были огненными. Они обжигали легкие, зарождали слабую боль внизу живота, приятные судороги.
Странные ощущения. Давно забытые.
Ты не успевала дышать и думать. До безумия хотелось почувствовать его внутри себя, ощутить его толчки. Нарастающее желание крутило тебе живот.
Перед глазами замелькали сцены вашей интимной близости. С каждой минутой все чаще. Красочней. Все пекантней.
В висках застучало.
Твоя рука сама собой опустилась на его бедро и сжала часть мужской плоти. В ответ, большой палец нажал на твой клитор.
Выгнув спину, ты ударилась головой о изголовье кровати. С губ слетел очередной крик. Боль в один миг затмила приятные ощущения. Тут же, ты успокоилась. Твое тело упало с небес на землю. Ты отодвинулась от мужчины, который как ни странно, но тебя отпустил.
- Сильно ударилась? - услышала ты сквозь головную боль.
В глазах вспыхнули мелкие огоньки. Глянув в окно, чудилось, что небо горит, но на нем в